Воробьевы горы издавна были излюбленным местом гуляний москвичей.  В 1891 году  уроженца села Воробьёва Степан Васильевич Крынкин открыл здесь ресторан, быстро ставший одним из самых известных ресторанов в окрестностях Москвы. Располагался он на самом гребне Воробьевых гор, неподалеку от храма села Воробьева. 

Деревянное здание ресторана было выстроено во второй половине XIX века.

 

 В 1903-1904 годах было построено новое здание по проекту арх.И.А.Иванова-Шица. 

 

Знаменит был ресторан не только замечательными видами, но и отменной кухней. На Новый год Крынкин устраивал фейерверк, который видела вся Москва. Для желающих полюбоваться видами владелец заведения держал даже подзорную трубу.

Вот рекламное описание ресторана 1912 года:

"Излюбленным местом загородных прогулок являются Воробьевы горы, расположенные на юго-западной окраине города, на правом возвышенном берегу реки Москвы. На Воробьевы горы ведут три пути. Самый лучший путь от Калужской заставы для экипажного и автомобильного движения во всякое время года, в аллее, по прекрасному шоссе. Второй путь от Дорогомиловского моста и третий путь, в летнее время, по реке Москве на больших моторных лодках бр. Баллод, делающих рейсы с 11 час. утра и до окончания торговли в ресторане, через каждые 30 минут, между пристанями: на Болотной площади (против Фалеевского пер.)и на Воробьевых горах - против самого ресторана (цена за проезд на оных: до 10 час. вечера - 20 коп. и с 11 час. веч. до 2-х час. ночи - 50 коп. с персоны). [...] Самый лучший вид на Москву открывается с огромных террас, из общей зимней двухсветной залы, отделанной в русском стиле, и кабинетов первоклассного ресторана Е.Г. Крынкиной с С-ми. Над большой террасой на случай ненастной погоды сделаны сборные гигантские тенты. Ресторан с 1908 г. функционирует круглый год: зимой дороги всегда очищены от снега. Предприимчивые хозяева с нынешней зимы устраивают для посетителей катанье с горы от самого ресторана до реки на санках и лыжах (Московская Швейцария):кроме этого предполагают устроить сообщение по Москве реке на оленях. Для пикников и заказных обедов, кроме уютных кабинетов, имеются отдельные помещения. На эстраде играет оркестр перновского полка и поют русский и малороссийский хоры. Прекрасные кушанья под наблюдением первоклассных кулинаров-поваров и кавказская кухня под наблюдением известного шефа Серго. Лучшие вина. При ресторане всегда к услугам публики автомобили". ("Искры", 1912. Полностью описание ресторана  доступно по ссылке).

 

Вид со стороны реки

Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 

 

С веранды ресторана открывались великолепные виды.

Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 

Посетителям казалось, что веранда ресторана нависает над пропастью

Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 

По вечерам зажигались огни и в связи с наплывом публики ставился дополнительный ряд столов. Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 

В жару над верандой ресторана раздвигался огромный тент.

Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 

Ресторан был виден издалека и издали походил на дворец.

 Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 

Ресторан располагал собственной моторной лодкой, которую можно было использовать как для выездных банкетов, так и для доставки посетителей с Болотной площади.

Ресторан Крынкина на Воробьевых горах

 фото с сайта mosday и oldmos

 

Вот что писал о ресторане Иван Шмелев:

 "...У Крынкина встречают нас парадно: сам Крынкин и все половые-молодчики. 

 

Он ведет вас на чистую половину, на гадларейку, у самого обрыва, на высоте, откуда - вся-то Москва, как на ладоньке. Огромный Крынкин стал еще громчей, чем в прошедшем году, когда мы с Горкиным ездили за березками под Троицу и заезжали сюда на Москву смотреть.

- Господи, осветили, Сергей Иванович!... А уж мы-то как горевала, узнамши-то!.. Да ка-ак же так?!. да с кем же нам жить-то будет, ежели такой человек - и досмерти разбимшись?!... - кричит Крынкин, всплескивая, как в ужасе, руками, огромными, как оглобли.

- Да, ведь, нонеча правильные-то люди... днем с огнем не найтить!. Уж так возрадовались... Василь-Василич намеднись завернул, кричит: "выправился наш Сергей Иваныч, со студеной окачки восстановился!" Мы с ним сейчас махоньку мушку и раздавили, за Сергей Иваныча, быть здоровым! Да как же не выпить-то-с, а?! да к чему уж тогда вся эта канитель-мура, суета-то вся эта самая-с, ежели такой человек - и!.. Да рази когда может Крынкин забыть, как вы его из низкого праха подняли-укрепили?!. Весь мой "крынкинский рай" заново перетряхнул на ваш кредитец, могу теперь и самого хозяина Матушки-Москвы нашей, его высокопревосходительство генерала и губернатора князя Владимира Андреевича Долгорукова принять-с. Я им так и доложил-с: "Ваше Сиятельство! ежели б да не Сергей Иваныч!.." Да что тут толковать-с, извольте на Москву-Матушку полюбоваться!

Мы смотрим на Москву и в распахнутые окна галдарейки, и через разноцветные стекла - голубые, пунцовые, золотые... - золотая Москва всех лучше. Москва в туманце, и в нем золотые искры крестов и куполов. Отец смотрит на родную свою Москву, долго смотрит... В широкие окна веет душистой свежестью, Москва-рекой, раздольем далей. Говорят, - сиренью это, свербикой горьковатой, чем-то еще, привольным.

- У меня воздух особый здесь, "крынкинский"-с!.. - гремит Крынкин. - А вот, пожалте-с в июнь-месяце... - ну, живой-то-живой клубникой! Со всех полей-огородов тянет, с-под Девичьего... - и все ко мне. А с Москва-реки - раками живыми, а из куфни варе-ным-с, понятно... ря-бчиками, цыплятками паровыми, ушкой стерляжьей-с с расстегайчиками-с... А чем потчевать, приказать изволите-с?.. как так - ничем?!. не обижайте-с. А так скажите-с: "Степан Васильевич Крынкин! птичьего молока, сей минут!" Для Сергей Иваныча... - с-под земи до-стану, со дна кеян-моря вытяну-с!..

Он так гремит, - не хуже Кашина. И большой такой же, но веселый. Он рад, что хоть "крынкинской" паровой клубники удостоят опробовать. И вот, несут на серебряном подносе, на кленовых листьях, груду веток спелой крупнеющей клубники... - ну, красота!

- Сами их сиятельство князь Владимир Андреич Долгоруков изволили хвалить и щиколатными конфектами собственноручно угощали-с... завсегда изволят ездить с конфехтами.

- И что ты, Крынкин, с жилеткой своей и рубахой не расстаешься, - говорит отец. - Пора бы и сюртук завести, капиталистом становишься...."

Иван Шмелев. "Лето Господне"

 

 

"...Это было знаменитое место. Там можно было, правда, дорого, но хорошо поесть. Знаменитые там были раки - таких огромных я больше никогда нигде не видела. Выпивали там тоже лихо. Слушали хоры русские, украинские и цыганские. Были закрытые помещения, и огромная длинная открытая терраса, подвешенная на деревянных кронштейнах-балках, прямо над обрывом. На ней стояли в несколько рядов столики. Очень интересно было сверху смотреть на всю Москву (именно всю, так как во все стороны видно было, где она кончалась, - не так, как теперь)... К этому времени в ресторане многие были странно шумными или разомлевшими и требовали цыган. Под их за душу хватающие песни, романсы и танцы сильно расчувствовавшиеся толстые бородатые купцы в роскошных поддевках и шелковых косоворотках начинали каяться, бить рюмки, вспоминать обиды и со вздохами и охами плакать и рыдать, стукаясь головой об стол и держась рукой за сердце. До сих пор запомнилось это свинство. Требовали подать на стол понравившуюся цыганку. Их старались унять и подобострастным голосом говорили: "Ваше благородие, рачков еще не угодно ли-с? Можно подать сей минут!"

Валентина Ходасевич-Дидерихс

 

Просуществовал ресторан до 1917 года, после чего был превращен в избу-читальню, которая к концу двадцатых годов сгорела. В двадцатые годы на месте бывших угодий Крынкина и пышкинских огородов собирались построить Международный Красный стадион. Сейчас на его месте просто деревья и склон. 

Степан Васильевич умер до революции, передав дело вдове и сыновьям. Есть версия, что при экспроприации один из его сыновей, Сергей Крынкин, сказал "Если не мне, то и никому!" и сам сжег деревянное здание ресторана.  Семью Крынкиных долго трясли чекисты в поисках ценостей, которые те либо сожгли, либо раздалди родне. До 1951 года семья продолжала жить в селе Воробьево, в части своего прежнего дома, сохранившейся после пожаров в ожидании "раскулачивания".

Когда село Воробьево сносили, семью переселили под Москву, в место под названием Катуар. Потомки Крынкина живы, доступны в интернете

 руины ресторана Крынкина

Руины ресторана Крыникна. Фото из блога dedushkin1 

 

"...Стало совсем темно. Мы взбирались на гору, тропинок уже не было видно, какие-то каменные глыбы и развалины преграждали нам путь. 

— Вот,— шутил Подвойский,— такой трудной дорогой вам надо идти к признанию и успеху. Я нарочно повел вас сюда. Это — развалины старого мира: бывший ресторан Крынкина — разгульное заведение старой Москвы, взорванное рабочими. Тропинками, Айседора, через пролетарские районы на большую дорогу! 

— Мичательно! — на свой лад, по-русски произнесла Айседора усвоенное ею за эти дни слово.— Но как мы спустимся отсюда? 

Подвойский рассмеялся: 

— Это называется — завел... Но найдем средства и спуститься.."

И.Шнейдер «Встречи с Есениным»

 

 По материалам,  взятым в блоге Мальгина, а также с сайта Mosday и из блога dedushkin1 

 

Еще об истории района:

 

О Воробьевых горах: 

 

Мы в социальных сетях:
social on vk social on fb social on tw social on bg social on bg social on bg